Нашествие насекомых

Глава 11
Dark side of…

«Несмотря ни на что, я обязан закончить эту историю.
Так поступили бы воины, о которых пишу»
/автор/

Dark side of…

   Где-то сейчас идут бои, кому-то сейчас нелегко. Но в этом присыпанным грунтом эсминце, пожалуй, всё ещё теплится жизнь. Брунненджийский экипаж укрылся в железной крепости на тёмной стороне насекомой луны…

«… около 10 часов назад от полученных ранений скончался командир. Как старший по званию я принял командование на себя.
Ситуация более чем критическая. Поднять корабль не удаётся, но мы предпринимаем всевозможные попытки, чтоб продержаться. Не знаю, надолго ли?
//капитан Дайнар
//Запись в бортовом журнале (дата/номер)

   За дверью послышалась сирена.

– Вернулись! – с надеждой в голосе сказал молодой человек. Он закрыл тетрадь, быстро покинул каюту, застучав сапогами по металлическим ступенькам.

   Противный шум, как выразился 907, вскоре прекратился. Один из «охотников» пояснил, что это сигнал активации торпедных шлюзов, через которые они проникли внутрь. На вопрос Вако, есть ли на борту ядерное оружие, тот ответил, что все торпеды и пусковые установки сброшены как балласт. Но в отсеке освободилось место для десятка боевых истребителей, которым как и эсминцу удалось бежать.

   Пилоты не особенно шли на контакт - им было совестно за то, что они чуть не погубили самого генерала. Поэтому весь путь они молчали.

   Следующий отсек открыл вид на бруненджийский экипаж судна.

– Генерал на палубе! – командным голосом прокричал «охотник». Люди были одеты в мундиры брунненджийского флота без знаков отличия. Как мысленно отметил Вако - рядовой состав. Их длинные волосы были собраны в косы, скреплены медными и стальными заколками. Обернувшись на звук, все присутствующие отдали честь. Офицер, недоверчиво приглядываясь к гостям (к девушке, мужчине с радиопередатчиком в руках, к бруннен джи, имевшему странную причёску), подошел ближе.

– Временный командир эсминца, капитан Дайнар, – представился тот.

– Генерал Вако, командующий брунненджийским флотом. Бывшим таковым когда-то.

   Он указал на стоящих возле:

– Делегаты МПС и Маккормарии Джулиска Пирри и Мэтью Тарилл. Мои друзья.

– И 907, – отозвался прибор.

– Очень приятно! - ответил им на поклон офицер, краем ока поглядывая на девушку. В лёгком смущении Джули произнесла:

– Церемонии сейчас не совсем уместны.

– Ты права, – сказал Вако, – они не уместны.

– Но как вы сумели спастись? – в лоб спросил удивлённый Дайнар.

   Команда эсминца, собравшись в круг, с интересом слушала разговор. Генерал, чисто по-армейски коротко пересказал историю своих приключений до и после высадки на планету. Когда Вако дошел до места, где описывалось рождение насекомого, капитан переспросил:

– Так значит, мокрицы появляются здесь? Я правильно понял?

– Судя по увиденному - это штаб и в то же время подобие космоверфи, где насекомые, перерабатывая сырьё, производят себе подобных. Не слишком знаком с биологией, но думаю, в грунте закопана матка. Быть может, она не единственная, как, впрочем, и эта вражеская база.

– Вот тут, друг мой, ты и ошибся, – вмешался 907. - Могу заверить, матка одна. Вероятность существования остальных приближается к нулю.

   Кто-то из бруннен джи воскликнул:

– Но ведь насекомых тысячи… Неужели из них только одна особь способна родить?

   Мордочка на экране усмехнулась.

– Именно так. Кому как ни мне это знать?! – робот осёкся, взболтнув, как ему показалось, лишнее.

– Впрочем, – продолжил он. – Эх, что тут уже таить… Ошибка введения наноконтроллеров, сделанная моим помощником, привела не только к сбою проекта. Генокод матки и рождённых ею мокриц был также испорчен. Дальнейшее потомство утратило способность к самовоспроизведению. На свет появляются одни самцы - лишь шанс из триллиона дан к рождению новой матки.

– Как это, поясни? – поинтересовался Мэт.

– Если это тебе о чём то говорит - по случайной комбинации рецессивных генных признаков, на что вряд ли согласится матушка природа в ближайшие тысячу лет.

   Все молча стали прикидывать такую возможность. Вскоре Вако нарушил тишину.

– Я думал уничтожить лабораторию серией термоядерных ударов. Одним махом мы б окончили нашествие - прибили бы муху! Но как мне сообщили, на вашем эсминце уже нет боеголовок и систем пуска. Другие суда, пусть и вооружены, однако полностью выведены из строя или уничтожены. Затея провалилась…

   Дайнар неспешно подошел к винтовой лестнице.

– Мы и сами не можем взлететь. Когда шли в разведку, то ли от удара мокрицы, или по другой причине, корабль начал терять управление. Мы с трудом приземлились. Многие при этом пострадали, в том числе и командир. Но всё работает исправно, кроме управления.

   Капитан жестом указал вверх:

– Там рубка. Можете убедиться сами.

   Приняв приглашение командира, друзья отправились за ним вслед. Только взявшись за поручень, Вако услышал голос одного из солдат. Как и у других товарищей на его лице можно было прочесть чувство восхищения от поведанной генералом истории - Главнокомандующий подал отличный пример не опытным воинам. Но что же всё-таки беспокоило этого бруннен джи? Вако дал сигнал, чтоб узнать.

– Генерал, – обратился тот в уставной манере, – что случилось с Вашей причёской?

   Вако уже настолько привык к закрученным на голове волосам, что даже не сразу понял, о чем идёт речь. И радостно усмехнувшись, ответил:

– Я потерял все свои заколки…

   Поднявшись по ступенькам, друзья очутились в командной рубке. В конце открывшегося помещения располагались стекло обзора и штурвал, а по бокам какие-то сложные приборы. Капитан подошел к одной из панелей и нажал несколько клавиш с символами, понятными только бруннен джи. Тут же на лобовом стекле проявилось изображение узловых систем, 3D-диаграмм и неизвестных простаку контрольных обозначений. Офицер указал на них.

– Как видите, топлива достаточно, чтобы вернуться домой. Механические повреждения устранены, но управление почему-то не функционирует. Да оно вообще не слушается! Можете сами проверить.

   Дайнар предложил малваканке взяться за штурвал. Девушка привела рычаги в действие, но сразу же отпустила – таблички на мониторе замигали и сделались красными.

– Я что-то сломала?

– Нет, – сухо ответил капитан, – красный, это сигнал ошибки, отказа в работе.

   «Хмм… Вполне знакомые симптомы», - деловито промычал 907-й.

– Что? – переспросил Тарилл

– А то, детка, что моё теперешнее оборудование, похоже, имело подобные проблемы как и у этой, с позволения сказать, посудины.

– Да-да, генерал. – Робот заметил удивление на лице воина: - Могу добавить, что твоя рация не была сломана от удара.

   Вако жестом остановил других, чтоб не перебивали:

– Продолжай!

– Так вот. Внутренне все детали работали исправно. Однако, когда я влил свою память в процессор, столкнулся с вредоносным кодом, который чуть не погубил меня самого. Но в битве с ним, – похвастался прибор, – я одержал безоговорочную победу. И выработал иммунитет к этой угрозе.

– Ты хочешь сказать, что наша система заражена вирусом? - спросил Дайнар.

– Вполне вероятно. Но кое-кто, думаю, сможет пояснить более детально. - 907 бросил хитрый взгляд на Тарилла

   От такого внезапного внимания Мэт не успел даже покраснеть. Ведь это ж он отключил армаду, и его вина в аварии была очевидна. Но как же отреагируют эти люди?

   А присутствующие воины, пусть и не знали всех перипетий, но, глядя на прячущего взгляд человека, учуяли неладное. Ярость на лицах, постепенно сменявшая недоумение, говорила о выстраиваемых логических цепочках и почти сделанных выводах в отношении двоих маккормарианцев.

   Видя, что может случиться непоправимое, Вако решительно произнёс:

– Они хоть и совершили тяжкое преступление, но теперь это уже не важно. Чтобы выжить и продолжить борьбу, мы не должны распыляться на внутренние противоречия!

   Мэт невольно кивнул головой. Все остальные внимательно слушали.

– Убийство будет не верным поступком. Мэтью Тарилл не представляет для нас никакой угрозы - он полностью раскаялся и готов помочь нам в войне. Я же готов поручиться за него. А вот без робота мы бы не спаслись, и уверен, он ещё сослужит хорошую службу. Так?

– Я могу просканировать здешние компьютеры.

   Дайнар, секунду подумав, согласился с предложением, считая его более чем практичным.

– Мэт, ты тоже можешь помочь 907-у в починке. Ты ведь лучше знаком с ситуацией, - поддержала товарища Джули.

   Маккормарианец итак чувствовал себя не в своей тарелке. Однако последние слова окончательно вогнали его в краску. Полный же энтузиазма робот приготовился начать диагностику:

– Подключайте меня к USB!

   Уборка всегда грязное дело, пусть даже и ЭВМ. У этих двоих сейчас много забот - нам, пожалуй, стоит оставить их наедине и вместе со всеми пойти отдохнуть…




   Планета, что спряталась за Луной, распахнула объятия своим питомцам, вернувшимся из далёких битв. Косяк мелких существ, пролетая парящие груды металла, направился к бывшей исследовательской лаборатории Маккормариа.

   Минуту спустя, под тоннами мёртвого железа, пробираясь сквозь сотни электрических проводов … родился крохотный лучик. Цепь замкнулась. Через мгновение, осыпая искрами многочисленные отсеки, свет включившихся приборов заполнил брошенную людьми машину.

   Противопожарная система в секунды устранила возгорание, не выдержавшего перегрузку оборудования. Но всё же борт огромного брунненджийского крейсера осветился разноцветными огнями прожекторов.




– Их шлюпка похожа на стрекозу. Она собрана из живой материи и по лётным характеристикам превосходит истребители в разы!

– Мы в этом убедились воочию, – добавил «охотник-2»

   Появившийся из-за угла Вако застал капитана, беседовавшего с двумя пилотами. Увидев старшего по званию, они отдали честь. Генерал скомандовал «Вольно!», велев «охотникам» оставить офицеров наедине. Когда те удалились, он сказал:

– Аппарат действительно хороший! Лёгкое управление, свободное маневрирование, безотказность дают перевес над Птицами.

– Но откуда он у Вас?- поинтересовался Дайнар.

– Это изобретение 907-го. К слову, прибор обладает таким багажом знаний, что не в силах и вообразить наши учёные. Чего только стоит скопированная в компьютер человеческая личность.

– О да! – воскликнул капитан. – Эти знания очень бы пригодились в войне против насекомых.

– Вот-вот, – протянул Вако. – Кстати, до сих пор не спросил: зачем ваши пилоты притащили на борт мокрицу?

   Офицер отошел в сторону и задумчиво посмотрел на генерала:

– Нам больше нечего есть…

   На секунду представив картину трапезы, Вако чуть не разразился приступом хохота. Однако не захотел обидеть капитана и усилием воли подавил эмоцию. Но корабль, явно услышав их разговор, не смог совладать с собой. По стальным переборкам пробежала дрожь. Послышалось чуть заметное жужжание тягловых ускорителей. Мелкая галька застучала по металлическому корпусу эсминца, словно его волочили.

– Рубка! – воскликнул Дайнар.

   Одна и та же мысль одновременно возникла у командиров, и, сорвавшись с места, они побежали в направлении мостика.

– Это он виноват! – вскрикнул Мэт, увидев ворвавшихся людей. Отогнав его от штурвала, Дайнар схватился за рычаги и стал плавно сводить их вниз. Присутствующие на мостике, как и экипаж в отсеках, ощутили толчок. Судно ударилось о грунт, прекратив любое движение. Шум плазменных двигателей превратился в шипение и вскоре вовсе утих. Со взмыленным лицом, капитан повернулся к остальным.

– Я только предложил проверить, – запротестовал 907-й, – никто ж не знал что он такой дилетант!

   Маккормарианец хотел возразить, но Вако остановил его, не желая отвлекаться на мелочные разборки.

– Вижу, вы смогли починить систему, – проговорил бруннен джи, – скажите вкратце, как вам это удалось?

– Когда мы… – начал было Тарилл, но робот перебил его:

– Э, нет! Всю основную работу выполнил я, поэтому мне говорить!

   Оказалось, что вирус все же проник в бортовую ЭВМ. За относительно короткое время 907 написал программу, которая и без его помощи сама находила и устраняла киберинфекцию. Так что теперь всё оборудование целиком исправно и эсминец снова в строю.

   Единственно сложно было понять, как кораблю удалось подхватить вредоносный код и почему не пострадали системы жизнеобеспечения. Вот тут уже нельзя было обойтись без помощи Тарилла.

– Да, это так! – горделиво произнёс маккормарианец. Робот, чуть ухмыльнувшись, продолжил:

– Всё чрезвычайно просто!

   Браслет Мэта содержал ретранслятор, который и заразил электронику Флагмана. Не сложная, но эффективная программа пробралась к системам навигации, быстро распространившись по всем «прикреплённым» судам. Так вышел из строя почти весь флот, кроме маккормарианского фрегата и этого эсминца. Последний, направившись в разведку, частично открепился от цифрового луча. Бортовой компьютер успел подготовиться к вирусной атаке, изолировав «заразу» в блоке управления полётом.

– Вот поэтому вы не взлетели, – подытожил прибор, – однако могли и вовсе не выжить, лишившись, к примеру, кислорода.

   Дайнар вопросительно посмотрел на генерала.

– Я оповещу экипаж. Мы должны вернуться на Бруннис!

   Вако не отвечал, будто ждал чего-то. И верно, чутьё не подвело – из приемника вдруг послышался звук радиопомех. Капитан включил тумблер подстройки, дав тем самым услышать концовку присланного беженцами сигнала:

«…надежда всё ещё есть - мы идём к планете Вирион, свободной от насекомых.
Все кто ещё жив, приём! »

«Надежда всё ещё есть ...» – шепотом повторил Вако.

   -Есть ещё кое-что, – добавил 907-й, явно чтоб не прерывать цепь сюрпризов.

   На экране радара, помимо привычных схем перемещения мокриц, все увидели ярко вспыхнувшие объекты. Обретшие жизнь суда перешли в режим автопилота, предотвратив произвольное движение и последующие за ним столкновения.

– Обратная связь. – предположил робот. - Скорее всего наша навигационная автоматика передала в эфир цифровой запрос кораблям. А те в свою очередь получили свойства «противоядия», излечившись от вируса.

– Иии… это значит, что Флот снова в действии? – переспросил Мэтью.

– Только та его часть, что видна на радаре. Другие машины, похоже, не смогли восстановиться. Не известна также степень функционирования внутрибортовых систем и прочего оборудования действующих. Так что…

   Вако, слушая 907-го, размышлял над открывшейся возможностью. Он всё ещё оставался командиром, пусть и поверженной армии. Ему нельзя было упускать ни единого шанса.

   Горстка людей: друзья, капитан, рация-907, воины бруннен джи готовы продолжить битву. Ждут они лишь победы, ждут утешения в словах человека, который знает что делать – знает, как победить. Но теперешнюю стратегию пораженцев следует повернуть кардинально!

    - В вооружении флота есть термоядерные фугасы. Нужно попасть на одно из суден и уничтожить матку.

– Отличная мысль, генерал! – воскликнул Дайнар. – Я прикажу пилотам готовиться к высадке.

– Птицы будут как на ладони. Они не смогут пробиться сквозь сектор вражеской активности.

– С боем, но всё же кто-то сумеет подобраться к оружию. Другого выхода, генерал, я просто не вижу!

   Снова зашипел динамик, выдав прерывающуюся перепалку двух капитанов:

«Это мокрицы! Точно мокрицы. Впереди по курсу!
 .... будут здесь .... 4 минуты ...
Кук... приём... Их ... около двух десятков.. Фиксирую...
– Флагман... Флагман.... атакованы...»

   Последняя фраза прозвучала более четко:

   «Всем! Всем! Я капитан Шерилл Кук. Флагман уничтожен. Выхожу из цепи, направляю челнок к Вириону. Кто хочет жить – бегите за мной!»

   Сигнал исчез. Тщетно пытался Дайнар отрегулировать настройку – лишь шипение слышалось в эфире.

   Генерал передвинулся в центр рубки и повернулся к остальным:

– Нет сомнений. Мы должны помочь этим людям!

– Но как же план уничтожения матки?! – воскликнул в недоумении капитан.

   Робот презрительно покосился на него:

– Я рассчитал довольно мизерную вероятность успеха подобной глупости.

   – Мы единственные, кто может спасти их, - сказал Вако – 907-й прав, здесь лишь впустую погибнем, ничего не добившись.

– Я не понимаю, – завопил Дайнар. – Я и мои люди не трусы! И готовы рискнуть жизнью, чтобы окончить войну. Такой момент упускаем...

   В голосе воина слышались укоряющие нотки.

– Рвёшься в бой, хе-хе, – парировал генерал, – будет тебе ещё на твоём веку.

– Ты со своими людьми, – продолжил он, выдержав паузу, - летишь на Вирион. Я же на стрекозе попытаюсь проникнуть внутрь боевого корабля. На скоростном аппарате одиночке будет проще проскользнуть, без лишнего шума, не привлекая вражеского внимания, и после этого запустить ракеты. Вполне разумная идея, не находите?

   Робот, секунду поразмыслив, озвучил вывод, что был итак у всех на уме:

– Риск потерь – минимальный, всего один человек. Шанс успеха – 50 на 50. Посему предложение Вако выглядит куда конструктивней, чем бесцельно бросить на убой целую роту.

– Вы, несомненно, правы, Главнокомандующий! – проговорил офицер извиняющимся тоном – Я подготовлю эсминец к вылету.

   Отдав честь, Дайнар удалился. Генерал тоже хотел было уйти, но маккормарианец схватил его за рукав.

– Ты серьёзно решил вот так просто взять и умереть? Вако, ты в своём уме?

– Хочешь полететь вместо меня?

– Ну уж не-е-ет! – протянул Мэтью. – На такую глупость я в жизни не подпишусь!

– Действительно, – отозвался 907-й, – в подобной ситуации правы обычно оказываются трусливые люди.

   Воин по-дружески обнял Тарилла за плечи и посмотрел ему в глаза:

– Бруннен джи - люди чести! Если ты беспокоишься о своей сохранности, знай – они тебя не тронут!

    - Нууу... это тоже, – промолвил Мэт, – но пойми как друга, не только это меня тревожит. Я не хочу, чтобы ты погиб. И не только я, но и ...Джули.

– Хм, - промычал робот, - довольно непривычно слышать подобное из уст Мэтью Тарилла, эгоиста, величайшего злодея всех эпох!

– Я обещаю вернуться, – проговорил бруннен джи, быстро удаляясь прочь.

ваше мнение
Ваше имя *:     Сообщать о комментариях
E-mail:     Не отображать e-mail
Город:      Запомнить меня
Введите код:    
Настроение:   Нейтральное   Восклицание   Вопрос   Здравая мысль   :)   Ох, посмешили   :(   Удивлен   Злой  
Комментарий *: 
Осталось символов
Поля: "Имя" и "Комментарий" обязательны для заполнения.


      

Рейтинг Mail.ru
О проекте Little Lexx
Поиск
Форум
Гостевая книга
Чат лекссиан
Карта сайта
Написать письмо